09.02.2020

Воскресный листок №06 (318)

Несбывшиеся желания, неуслышанные молитвы… Знакомо?

Наши представления о счастье – ложь и обман, говорит мудрый архимандрит Андрей (Конанос).

Несбывшиеся желания, неуслышанные молитвы… Знакомо вам такое? В жизни каждого человека бывает так, что молитвы остаются без ответа, а мечты не сбываются. Мы очень многого желаем, многого хотим, но не всегда это получаем. Кстати, я вовсе не уверен, что у нас, современных людей, есть множество желаний. Мы все какие-то уставшие, нас ни на что не хватает, поэтому мы ничего не хотим по-настоящему. Так, чтобы проснуться утром с ясным, живым стремлением к чему-либо.

Складывается ощущение, что современные люди ни о чем не мечтают. Спрашиваешь какого-нибудь молодого человека: «Чего бы ты хотел добиться в жизни?» А он в ответ: «Сам не знаю… Да хоть чего-нибудь… Не могу сказать». Поэтому очень важно, когда есть желание, стремление, порыв сделать что-то в этой жизни. Пророка Даниила Господь в Ветхом Завете называл Мужем желаний – потому что желания у него были святы, была цель прикоснуться, приблизиться к Богу, стяжать любовь, молитву и смирение. И он старался идти вперед, делал к этому шаги.

Какое главное желание у всех людей в этой жизни? Быть радостными и счастливыми. Это самое лучшее, что можно пожелать человеку здесь, на земле. И остальные желания объединяются именно этой целью. Так что все свои наши мы совершаем именно в надежде обрести радость. А где же она? Радость, к которой мы так стремимся, живет в нашем сердце. Так что счастье – здесь, совсем рядом, но поскольку наш разум уже не такой, как в детстве, нам кажется, что оно где-то далеко, вне нас. И это ошибочное представление оказывает огромное влияние на всю нашу жизнь.

Нам кажется, что если мы получим какой-то дорогой подарок или встретим любовь всей своей жизни, то удовлетворим наконец свои потребности и станем счастливыми людьми. Однако это – ложь и обман, и наиболее ярко ошибочность таких ложных представлений проявляется именно в отношениях с человеком, который, согласно нашим ожиданиям, должен удовлетворить нас и восполнить то, чего нам не хватает.

На деле же любовь пробуждает в нас лишь одно – то, чем мы и так уже обладаем: нашу красоту. Потому и говорят, что, когда человек влюбляется в кого-то, на самом деле он влюбляется в самого себя, в свое я, которое, благодаря ответному чувству, раскрывается во всей своей красоте. То есть другой человек становится для нас «лакмусовой бумажкой», через которую проявляется наша собственная красота. Другой человек. Встречают друг друга, допустим, Александра и Георгий, и то райское благолепие, которое она носит в своем сердце, выпускается наружу. А Георгий думает, что его счастье – в Александре. Но на самом деле счастье не в ней, а в его сердце, которой носит внутри себя Бога. Просто Александра, или Георгий, или еще кто-то становятся поводом для того, чтобы всё великолепие нашей души пробудилось и выступило наружу. И мы торжествуем, мы счастливы, потому что чувствуем, как сердце наполняется гармонией и красотой.

Вспомните, как выглядят влюбленные. Да и сами вы – те, кто женат, - наверняка помните, как были влюблены, как десятки лет тому назад летали от счастья. И казалось, что другой человек способен удовлетворить все ваши желания. Но это не так. Радость – внутри нас самих.

(Печатается с сокращениями)
Источник: https://www.bogonosci.bg
Перевод Елизаветы Терентьевой для "Правмира: https://www.pravmir.ru/

Надо ли верить снам? Священник отвечает на вопрос подростка

В подростковом возрасте вопросов о вере бывает ничуть не меньше, чем в детском, но подростки зачастую стесняются их задать. Тем более ценно, когда это все же происходит. На вопрос 13-летнего мальчика отвечает протоиерей Александр Елатомцев, настоятель храма Рождества Христова в селе Рождествено Истринского района Московской области, духовник православной школы «Рождество».

Как можно различить смысл снов? Один священник сказал, что сны от лукавого, а как же тогда сны святых старцев? 

Для начала давайте поймем, о чем мы вообще говорим, обсуждая сны. С точки зрения науки, сон — это особое состояние человеческого организма, когда его некоторые отделы мозга отдыхают, а некоторые работают, но, так сказать, в другом режиме. Когда мы спим, мы не перестаем думать, не перестаем вспоминать, но делаем это иначе, чем когда бодрствуем. Подробнее можно об этом прочитать в медицинской и биологической литературе, но все это я говорю к тому, что ничего мистического в сне нет — он объясняется вполне естественными причинами.

Но гораздо важнее поговорить о том, как относиться к снам с духовной точки зрения. Потому что всё, происходящее с человеком, спит ли он или бодрствует, имеет отношение к его духовной жизни. И вот тут есть большая опасность, о которой нужно знать: опасность придать своим снам те духовные смыслы, которых там чаще всего нет.

Да, мы знаем из Библии, что Бог может посылать человеку особые сны, пророческие. Например, в Ветхом Завете мы читаем о снах Иосифа Прекрасного и его отца Иакова, в Новом Завете Иосиф Обручник, муж Пресвятой Девы Марии, получил во снах откровение, как поступить с ней, а затем и с Богомладенцем: как ему их охранять и беречь. Также мы знаем из церковного Предания, что и злые духи, то есть бесы, могут насылать человеку искусительные сны, чтобы навредить его душе.

Но и то, и другое бывает крайне редко, с людьми святой жизни, а в подавляющем большинстве случаев наши сны — это просто сны, имеющие естественное происхождение. Если мы их запоминаем, то не надо искать в них какие-то сигналы свыше или, наоборот, «сниже». Даже если благодаря таким снам мы что-то видим по-новому, находим решение каких-то казавшихся неразрешимыми задач (как, например, Дмитрий Иванович Менделеев, придумавший во сне свою периодическую таблицу химических элементов) — все равно это происходит благодаря нам самим. Нет тут никакой сверхъестественной составляющей.

Если же мы будем ждать каких-то мистических откровений во сне, это может кончиться очень печально. Это называется «прелесть» (проверочное слово — «лесть», то есть лукавый обман). В православном Предании описаны случаи, когда святые подвижники видели во сне или в видениях светлых ангелов, предлагавших поклониться им, обещавшим огромные духовные дары, аудиенцию с Богом, и так далее. Если подвижник принимал все это за чистую монету, то мог погинуть духовно. Если же ему хватало трезвости и смирения перекреститься и воззвать к Господу, «ангелы» тут же принимали свой подлинный облик, поскольку то были замаскировавшиеся бесы.

Если мы считаем, что в наши сны действительно приходят Бог, Богородица, ангелы, или же, напротив, злые духи — то не слишком ли мы о себе возомнили?

Те подвижники, о которых я только что говорил, были людьми огромной духовной силы, они двигались к святости, а потому и представляли особый интерес для бесов, мечтавших их погубить. Мы, обычные в духовном отношении люди, не настолько им интересны, чтобы они к нам во сны ходили. Они считают, что мы, с нашими постоянными мелкими грешками, и без того их законная добыча.

Если же с тобой и впрямь случилось такое редчайшее событие (а лучше сказать, чудо), что Бог послал тебе некое откровение во сне — то, проснувшись, ты не станешь сомневаться. У тебя будет глубочайшая внутренняя уверенность, что сон — от Бога. Но вот мне таких снов не снилось.

Что же касается того священника, сказавшего, что сны от лукавого — батюшка, скорее всего, имел в виду не то, что все сны обязательно «насылаются» бесами, а то же, что говорю и я: не надо придавать своим снам какое-то значение, видеть в них намеки и указания свыше. Приснилось — ну и приснилось, живем дальше.

Протоиерей Александр Елатомцев
Источник: https://foma.ru/nado-li-verit-snam-svyashhennik-otvechaet-na-vopros-podrostka.html