02.12.2017

Воскресный листок №48 (204)

День нашей матери

Помните, как в годы развала страны многие из нас радовались тотальному приобщению к прелестям «цивилизованного мира»: макдоналдсам, «мыльным операм», свободе слова о нетрадиционной ориентации, «общечеловеческим» праздникам вроде международного для солидарности всех влюбленных… Вместе со всеми этими холуинами влез к нам 26 ноября 1998 года и бесконечно далёкий от нашей культуры День Матери.

Согласно Encyclopedia Britannica праздник сей происходит от древнегреческого культа Кибелы, или Реи, считавшихся матерями олимпийских богов у фригийцев и эллинов соответственно. От служителей Кибелы при исполнении культа требовалось доведение себя до экстаза вплоть до нанесения друг другу кровавых ран и оскопления. В период поздней античности греческая Рея отождествлялась с фригийской коллегой, получив имя Рея-Кибела. Культ её отличался повальными оргиями. В общем, милая такая, заботливая и добропорядочная мамочка.

В новейшей истории национальный праздник в честь всех американских матерей официально ввёл в 1914 г. Вудроу Уилсон. Через 94 года по примеру этого архитектора развала Российской империи один из разрушителей уже СССР Ельцин учредил День матери и в РФ. Так он воплотил в жизнь инициативу думской фракции КПРФ – наследников тех самых большевиков, которым и слал свои приветственные телеграммы Уилсон.

Предки же наши, веками собиравшие земли, в одно столетие растранжиренные под чутким руководством инициаторов и учредителей «общечеловеческих праздников», чтили Матерь Бога, Которого от Крещения Руси считали истинным. Чтили как свою личную Заступницу. Заступницу России и всего рода христианского.

Зарождение и становление России было освящено Владимирской иконой Богородицы, которую Андрей Боголюбский взял в новую свою столицу. Все три чествования Владимирской Богоматери в православном календаре связаны со спасением Москвы: в 1395 г. – от войск величайшего полководца тех времён Тимура; в 1480 г. – от Золотой орды хана Ахмата (то самое Стояние на Угре, фактически знаменовавшее не просто выход на мировую арену независимого российского государства, но – по оценкам некоторых историков, да и по определённым международным договорам – царства); в 1521 г. – от Крымского хана Мехмед Гирея.

Ополчение Минина и Пожарского вошло в Москву крестным ходом во главе со Спасительницей России Казанской иконой Божией Матери. В Казанском соборе молились о победе Кутузов и защитники блокадного Ленинграда. Списком Казанской иконы благословлён был на Полтавскую викторию наш первый император.

А в день отречения последнего царя произошло чудесное явление «Державной» иконы Богородицы, взявшей на себя заботу о сохранении державы.

Матери православных русских воинов молились о своих детях к Матери Божьей – дабы приняла их под свой покров. Почему в первую очередь к Ней? И почему слово «покров» (казалось бы, предмет одеяния) стало нарицательным?

В тот самый день, когда принесла Она родившегося Младенца в храм, пророк открыл Ей: «Тебе оружие пройдет сердце, дабы открылись помышления многих сердец…». Да, многим матерям довелось пережить своих детей. Но Она одна осознавала, глядя на Сына – все 33 года – какую страшную смерть Ей доведётся видеть. Смерть самого невиновного на Земле. Смерть за всех живших, живущих и ещё неродившихся. Для которых она теперь стала Матерью.

Не потому ли «самой материнской» молитвой на Земле можно назвать акафист Богородице перед Её иконами «Взыскание погибших» и «Всех скорбящих радость» (название которых говорит само за себя):

«…Слышащи, Пресвятая Дево и Мати, Симеона праведнаго проречение: Тебе же Самой душу пройдет оружие, слагала еси в сердце Твоем вся глаголы сия, разумевающи, яко радость матерняго сердца о чадех многих печалей в мире сем бывает причастна. Темже, яко искушенней по всяческим и спострадати матерней скорби, могущей, взываем Ти: Радуйся, радость миру – Христа Спасителя рождшая; Радуйся, мир от скорбей избавляющая. Радуйся, поношение Сына Твоего терпевшая; Радуйся, страданием Его спострадавшая. Радуйся, скорбных матерей утешение; Радуйся, чад их благодатное охранение. Радуйся, в бедах скорое нам заступление; Радуйся, заблуждших исправление. Радуйся, младенцев питание; Радуйся, юных наставление. Радуйся, Мати сиротствующих, Радуйся, вдов заступление. Радуйся, Благодатная Богородице Дево, погибших Взыскание и всех скорбящих Радосте».

«Радуйтесь! Я с вами во все дни; и всегда буду вашею молитвенницей перед Богом», – заверила Она нас по Своем Успении. И тем усыновила всё человечество. «Матерь Божия становится Матерью всех живущих, всего христианского рода, каждого рожденного и возрожденного в Духе и истине, – говорит об Успении протоиерей Георгий Флоровский. – Вершина материнской любви — самоотождествление с ребенком — проявляется здесь во всей полноте».

То же проявилось и повторилось для укрепления христиан и в день, ставший для русских праздником Покрова.

В храме средневекового городка Влахерны (тогда – окраине Константинополя) во время одной из всенощных служб константинопольский юродивый Андрей увидел под куполом Богородицу, как бы идущую по воздуху. Она была озарена сверхъестественным сиянием и окружена ангелами и святыми.

Сравнявшись с престолом, Мария опустилась на колени в молитве за христиан. Затем встала, сняла с головы плат и распростерла его над находящимися в храме, защищая от враждебных сил.

Андрей, очнувшись от увиденного, решил удостовериться, что это ему не почудилось, и спросил стоявшего рядом своего ученика: «Видишь ли, брат, Царицу и Госпожу, молящуюся о мире?» Тот ответил: «Вижу и ужасаюсь».

Как свидетельствовал сам святой, Богородица в это время просила Сына принимать молитву всякого, кто призывает в помощь Ее имя: «чтобы не отошел никто от моей иконы неуслышанным».

«Не только 1000 лет назад молилась слезно Богородица, – говорит прот. Сергий Булгаков, – Но молится ныне и здесь, и всегда, и всюду, и до скончания века. И не только над присутствующими тогда простерся ее покров, но и над всем родом человеков, и над всем миром и над нами, грешными, сияет осеняющий и спасающий покров Богоматери… Божья Матерь посредствует между землей и небом. Она есть любовь и милосердование, милость и жалость, прощение и заступление. Она не судит, но всех жалеет. Она — не правда суда и не суд правды, но материнское предстательство… Грех мира и скорби мира ранят сердце вселюбящее, на злобу и грех она ответствует любовью и слезами».

Теми самыми – знакомыми нам всем, окаянным, материнскими слезами.

Так почему же не Успение Матери Матерей, не Покров, не Рождество Богородицы (День рождения Её), в конце концов, празднуем мы как День Матери, а это…

Да, не все мы православные, не все даже верующие в Бога. Но ведь и не все являемся коммунистами и либералами (которые ввели этот «праздник»), недоброжелателями России (как, к примеру, тот же Уилсон) и даже далеко не все мы древние эллины.

Но все – если являемся русскими и православными – наследники восточно-христианской цивилизации с её ценностными установками. Именно в лоне этой цивилизации была создана Русь такой, каковой она ценна для русских и ненавидима врагами.

Русскость – творение этой цивилизации. Без неё мы – общечеловеки. С общечеловеческими макдоналдсами, валентинками, педерастами и Днями матери.

Дмитрий Скворцов,
специально для alternatio.org