18.05.2017

Воскресный листок №21 (179)

Кто главный?

Кажется, у Губермана есть забавная история про советского писателя, который по делам был в Америке, и у него украли все деньги. Писатель бродил по улицам какого-то города в совершенном отчаянии и вдруг увидел вывеску на русском языке: «Литературное общество имени Льва Толстого». Он зашел туда, попал на прием к председателю общества и попросил у него одолжить денег на билет, – однако председатель отказал. Писатель умолял, просил, но все напрасно. Наконец он с горечью сказал: «А ведь Лев Николаевич не одобрил бы вашего отказа». Председатель нахмурился, с опаской взглянул на писателя и спросил: «Что еще за Лев Николаевич?»

Мне вспоминается эта история в связи вот с чем. Общаясь с православными людьми, иногда обнаруживаешь странную вещь. Эта странность есть отсутствие интереса к личности Господа Иисуса Христа.

В чем это проявляется? Например, беседуешь с человеком о церковных новостях, о политике, о каких-то общих знакомых – разговор клеится. Но стоит коснуться Христа и Его учения, как вдруг возникает какой-то непонятный вакуум, который, оказывается, нам нечем заполнить. Более того, многие даже стесняются развивать подобную тему, им неудобно становится, как будто бы речь зашла о чем-то неприличном. И я думаю в такие моменты: какова была бы реакция апостолов, если б им рассказали, что некогда появятся христиане, стыдящиеся говорить о Христе друг с другом? Христиане, не имеющие мыслей о Господе и при этом рассуждающие часами о футболе и политике?

А бывает, верующий человек прочитал много разных книг и статей, но Евангелие – ни разу. Или, например, дома у христианина целая галерея икон – и святой Николай, и блаженная Матрона, и преподобный Сергий, – а лик Христов оказывается где-то в дальнем углу, причем по размерам икона Спасителя самая маленькая. Или кто-то говорит: такой-то старец велел поступать так и так. Спрашиваешь: а Христос что приказал делать в подобной ситуации? Молчание.

Кажется, мы иногда просто забываем о том, кто в христианстве Главный.

***

Дети в школе смотрят на учителя и берут с него пример. В спортивной секции взирают на тренера как на образец и подражают ему. Музыканты часами слушают игру мастера, пытаясь скопировать его игру. Подобным образом христиане имеют священную задачу молитвенно созерцать Христа и учиться следовать за Ним, исполняя Его заповеди. Христос – это Тот, на Которого мы смотрим, Кого слушаем. Только Он есть в точном смысле Учитель и Наставник. Святые отцы, духовники, приходские священники лишь комментируют и объясняют нам заповеди Христовы, раскрывают Его волю о нас, ведут нас к Нему. Но даже самый благодатный духовник не сможет заставить нас любить Христа, если мы сами не ищем любви к Нему.

Если кто-то очень любит, скажем, гонки – он будет собирать информацию о данном виде спорта, читать об этом, думать, говорить с друзьями. Если кто-то решил посвятить свою жизнь, к примеру, джазу – он будет знать все о джазе. Христианину же должен быть чрезвычайно интересен Христос, горячо интересен. Ученик Иисуса есть тот, кто постоянно о Нем читает, разговаривает, думает, молится Христу и проповедует Его святые слова. Христос есть главная любовь христианской жизни и ее смысл, и если эта любовь не жжет сердце, то оно больно равнодушием и маловерием.

***

Может ли состояться духовная жизнь, если она не будет выстроена христоцентрично? Наша православная литература, предлагая разные рекомендации о духовной жизни, советует, между прочим, читать Евангелие, обращая внимание на нрав Господа нашего Иисуса Христа. Размышляя о Богочеловеке, необходимо выводить разницу между своим призванием и тем, кто я есть в действительности. Богочеловек – это зеркало, в которое должен ежедневно смотреть христианин. В образ совершенного Человека необходимо вглядываться для того, чтобы обозначить вектор своего развития, чтобы обнаружить свои болезни и понимать, что лечить. Если мы не будем знать, кем должны быть, то не поймем, в чем каяться.

На теме покаяния стоит немного остановиться. Отцы говорят нам, что покаяние есть начало и конец духовной жизни. Покаяние в святоотеческом понимании – это открытие для себя трагедии, заключающейся в ужасном разрыве между тем, кем мы должны быть и кем по факту являемся. Какие мы есть, нам известно прекрасно. Но как узнать, что менять в себе и к чему стремиться? Церковь отвечает: посмотрите на Иисуса Христа. Он новый Адам, родоначальник обновленного человечества, идеал человека. Он Тот, в Кого мы должны вырасти, по причастию к Его благодати.

Покаяние есть понятие положительное, а не отрицательное. Оно зиждется на любви к Богу, а не на поиске своих грехов. В центре христианской жизни стоит Христос, а не я со своими прегрешениями. В таинстве покаяния мы движемся прежде к Богу, а потом уже внутрь себя. Покаяние имеет целью не только очищение, но и наполнение – Христом и Его благодатью. Если в покаянии человеку не интересен Христос и Его Евангелие, то это не покаяние, а духовная болезнь. Будет нечто подобное, если мы явимся к доктору только для того, чтобы доложить о своих болячках, и уйдем без лечения. Грех – это преграда на пути ко Христу, которую необходимо убрать именно для того, чтобы приблизиться к Господу, – иначе покаяние выродится в самоедство и комплекс неполноценности.

***

В центре церковного собрания стоит Христос, и сознание православного человека характеризуется прежде всего христоцентричностью. Тезис банален и тавтологичен – христианство вроде и есть религия Христа, – но мы порой ухитряемся забывать о том, что знают даже неверующие. Значит, нужно напоминанием возбуждать наш чистый смысл (См. 2 Пет. 3, 1) и не допускать уклона вправо или влево, иначе мы потеряем из вида цель нашей жизни – Иисуса. Познание славы Божией возможно только в лице Иисуса Христа (См. 2 Кор. 4, 6). В лице, о котором святитель Феофан Затворник пишет: «Какие совершенства Божии не отражаются в сем лике?! Тут и благость беспредельная и правда бесконечная, тут и премудрость недомыслимая и всемогущество неизмеримое, тут и промышление всепопечительное и вседержительство всеобъемлющее».

Христос оставил нам пример, дабы мы шли по следам Его (1 Пет. 2, 21), учит первоверховный Петр. Будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса (Евр. 12, 1–2), – призывает апостол Павел. Кто говорит, что пребывает в Нем, тот должен поступать так, как Он поступал (1 Ин. 2, 6), – пишет Иоанн Богослов. Лик Господа нашего Иисуса Христа пусть будет в центре нашей жизни. Он не только наш Искупитель и Спаситель, но и пример для нравственного подражания; идеал человека, в котором сходятся и исполняются все человеческие добродетели; камертон, по которому следует настраивать свою жизнь. От главного произрастают и все частности, а главное в христианстве – Христос и Царство Его. Дай Бог нам не забывать об этом, и научиться любить Христа – все же остальное приложится, как Он Сам обещал нам.

 

Сергей Комаров
http://www.pravoslavie.ru