Радиостанция Победа

30.07.2016

Воскресный листок №31 (137)

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ РАССЕЯННОСТЬ НА МОЛИТВЕ?

Советы пастырей

Наверное, каждому знакомо такое состояние: начинаешь молиться и вдруг через какое-то время понимаешь, что слова молитвы не трогают сердце, произносятся механически, а мысли давно уже переключились на какие-то бытовые проблемы. Как сохранить сосредоточенность на молитве, как избежать рассеяния? Свои советы дают пастыри Русской Церкви.

Окончание. Начало в № 30

Читайте молитвы, написанные по-церковнославянски

Протоиерей Олег Стеняев:

– Рассеянность на молитве преодолевается внимательным отношением к букве текста. Прежде всего, не рекомендуется читать молитвы по памяти. И очень важно читать молитвы, записанные все-таки славянскими буквами. Потому что славянская вязь требует от нас больше внимания и сосредоточения, чем газетные литеры. И когда мы имеем навык читать молитвы по-славянски, когда славянские буквы у нас перед глазами, это значит многое. Кстати, один старец мне говорил (еще в советские времена), что бесы очень боятся церковнославянского языка и совершенно не реагируют на русские молитвенные тексты. Например, если мы Псалтирь читаем по-русски. Я думаю, это не просто так было сказано: мы должны придавать сакральное значение церковнославянской традиции – не потому, что это традиция наших предков, хотя это тоже важно, но эта традиция восходит к равноапостольным братьям Кириллу и Мефодию. А ведь равноапостольные братья, составляя кириллицу, взяли буквы, присутствующие в еврейском алфавите, в греческом и в латинском, исходя из того, что если на Голгофе надписи были сделаны на этих трех языках, то сами алфавиты были освящены.

Очень важно возрождать благоговейное отношение к церковнославянскому тексту. Помню, когда католики Москвы переходили на русский язык и оставляли латынь, их московские костелы наполовину опустели. И пожилой московский католический священник тогда говорил, что в Польше такого нет: люди не хотят разговаривать с Богом на том же языке, на котором они говорят друг с другом на кухне. И не надо забывать, что во дни Иисуса Христа разговорным был язык арамейский, а языком молитвенным, сакральным был иврит – язык Библии. Разница между арамейским и собственно еврейским более значительна, чем между русским и славянским, однако Христос ни разу не поднял вопрос о том, что надо молиться на арамейском. И то, что Христос не поднимал такого вопроса, мне кажется, есть освящение сакральной традиции языка, подчеркивание важности этой традиции.

Сегодня есть группы, предлагающие перевести и молитвы, и богослужение на современный язык. Предложение спорное. Конечно, упрощать славянскую речь, делать ее более понятной, может быть, и нужно. Тут ничего плохого нет, этот процесс беспрерывно идет со времен еще царя Ивана Грозного. Но все же… Мы должны очень бережно относиться к языку, потому что как границы, созданные государством, мы должны оберегать, так точно и священный язык, и священную речь, ибо в понимании наших предков язык – это и есть народ, а народ – это и есть язык.

Рассеянность происходит от несмирения

Священник Валерий Духанин:

– Рассеянность в молитве – это, конечно, проявление нашей немощи. Это следствие греха. Наш ум стал неустойчив, мысли скачут и сменяют одна другую, в них полный хаос, и молитва становится тесным путем и узкими вратами, через которые нашему уму с его метаниями из стороны в сторону трудно пройти. Что же делать?

Для того чтобы умом не парить, его следует заключать в слова молитвы. Это очень простой, но верный принцип, изложенный святыми отцами: сколько бы ум во время молитвы ни уклонялся в сторону, каждый раз возвращай его обратно. Какая бы ни приходила блестящая и умная мысль, во время молитвенного правила всё следует отвергать, ибо это отвлекает от самого главного – общения с Господом.

Еще замечено, что рассеянность происходит от несмирения. Это было открыто преподобному Силуану Афонскому, вопросившему Бога о причинах расхищения молитвы помыслами. «Гордые всегда так страдают от бесов», – сказано было ему. Гордая душа неспокойна, ее накрывают бурные волны эмоций и чувств, молитва такой души невнимательна. Когда же человек начинает смиряться, ему все легче и легче молиться, потому что из мирной души молитва идет сама собой.

Рассеянность способна происходить в наши дни и от слишком ярких впечатлений, полученных от просмотра фильмов или погружения в интернет. В душе сидят образы увиденного, они так просто не покинут ум и будут мешать внимательной молитве. И если ты сам заполнил свой внутренний мир непонятно какими картинками, то почему удивляешься, что они проявляют себя при молитве? Это значит, что надо заранее научиться подмечать, что способствует и что препятствует внимательной молитве.

Рассеянность бывает от разных причин. Иногда ты просто устал, переутомился и рад бы молиться с полным вниманием, а голова отключается. В таком случае желательно заранее рассчитывать свое время, каждый день выделять на молитву определенные часы или минуты, и к этому времени надо прийти хотя бы с каким-то остатком сил.

Как бы там ни было, не стоит унывать. Приходящие во время молитвы помыслы подобны сорнякам на огороде: их выпалываешь, а они опять появляются. Но если их не выпалывать, то они невероятно разрастутся и искоренить их будет труднее. А после выпалывания сорняки утрачивают былую силу. И со временем молитва становится внимательнее.

Не бойтесь возвращаться к тому месту правила, на котором отвлеклись

Священник Александр Сатомский:

– Важно помнить: Бог не руководитель литературного кружка. То есть Он не будет рад, если мы утром и вечером станем рассказывать Ему стишок «Утренняя/вечерняя молитва». Он ждет от нас отношений, любви и открытости. Поэтому если в рамках молитвенных текстов мы теряемся, то нам необходимо не читать их подряд, а поступить иначе. Святитель Феофан Затворник рекомендовал в таких случаях молиться не по объему прочитанного (полное/неполное правило), а по времени, которое мы на молитву готовы отдать. Если мы имеем возможность 10 минут помолиться вечером, то можно взять Молитвослов и начать молиться максимально собранно. Если же отвлеклись, то возвращаться к началу фрагмента, где потеряли нить. Обычно нам сложно вернуться, так как наша лень нас удерживает от этого. Здесь же мы понимаем, что не начитываем объем, а стараемся хоть что-то Богу сказать. С течением дней и месяцев мы увидим, что 10 минут миновали, а мы хотим говорить дальше – вот это и будет результат!

Память о нашей смертности помогает быть внимательным в молитве

Диакон Владимир Василик:

– Побороть рассеянность на молитве можно только практикой молитвы. Надо постоянно молиться, постоянно собирать свое внимание, вчитываться в слова молитвы. По возможности, если есть время и условия, произносить молитвы гласно, устами. Если нет, то нет. Внимать, вникать, с сердечным вниманием относиться к словам молитвы и понимать, что эти слова – откровение Божие для тебя лично. Что это, как сказал святитель Андрей Критский, «яко помазание и питие, Слове, живоносная Твоя словеса». Что это слова от Духа Святаго, а не будто бы молитвы составили какие-то мудрые люди 1000 лет назад… Нет, это откровение тебе от Бога здесь и сейчас!

Говорится в молитвах на сон грядущим: «Владыко Человеколюбче, неужели мне одр сей гроб будет?» – это вполне актуально может стать реальностью для всех нас. Москва не гарантирована от землетрясений. В XIV веке было землетрясение, в 1975 году… Еще более мы не гарантированы от ядерной войны, которая может накрыть нас всех. И каждый из нас не застрахован ни от инфаркта, ни от инсульта.

Еще один способ обрести внимание в молитве – понимание того, что твоя молитва вполне может быть последней. Недавно мне довелось ехать на маршрутке из города Жуковского. Это была совершенно исключительная езда: казалось, что маршрутка вот-вот перевернется или развалится на части. Все время пути я читал вечернее правило – вопрос о рассеянности ума не стоял. Тут работают рецепты Иисуса, сына Сирахова: «Помни последняя твоя и во веки не согрешишь» (Сир. 7: 39).

http://www.pravoslavie.ru/